Плавание

Антон Чупков: «Если волнуюсь перед стартом — значит, я готов»

Рекордсмен мира в плавании 200 метров брассом о прогнозируемости рекорда, рационе питания Майкла Фелпса, энергетике Криштиану Роналду, желании быть Бэтменом

Автор: Ульяна Лепеха ·

Антон Чупков — бронзовый призер Олимпийских игр 2016 года по плаванию на дистанции 200 метров брассом и один из главных претендентов на олимпийскую медаль в Токио, двукратный чемпион мира, действующий рекордсмен мира на дистанции 200 м брассом о мировом рекорде, семейных ценностях, вдохновляющих героях и тонкостях плавания в интервью Olympic channel.

ОС: Антон, на дистанции 200 метров брассом ты выиграл все последние крупные старты, включая два чемпионата мира. Всегда ли ты доволен собой, когда выигрываешь?

Антон Чупков: В последнее время я выигрывал часто, но всегда есть какие-то мелочи, недочеты, которые можно исправлять. Конечно, я радуюсь, когда выигрываю. Но вот, например, когда установил мировой рекорд (на чемпионате мира по водным видам спорта-2019 Чупков проплыл дистанцию 200 метров брассом за 2.06,12 – прим.ОС), все равно понял, где я еще мог прибавить, где что сделал не так. Всегда есть, над чем работать – я это знаю перед каждым заплывом и после каждого заплыва. Не важно, хорошо я проплыл или нет.

ОС: Ты предполагал, что установишь мировой рекорд?

АЧ: Тренер сказал, что на чемпионате мира уже после полуфинала знал, что я поставлю рекорд. И я чувствовал: если сейчас покажу свой лучший результат, то в любом случае установлю мировой рекорд и выиграю. Так и получилось.

ОС: В принципе мировой рекорд можно запланировать? На тренировках, например, плыть быстрее?

АЧ: На тренировках никогда нельзя побить рекорд. Это всегда – соревновательный момент. Плюс разные тонкости – бритье, гидрошорты, шапочки.

ОС: Как влияет бритье?

АЧ: Это не просто сбрить волосы – надо снять старый слой кожи, чтобы образовался эпидермис. Мы бреемся станками на сухую, чтобы снять кожу – и потом можно увидеть, как образуется новая кожа, с покраснениями. Я всегда бреюсь в ночь перед стартом. После этого в воде совсем другие ощущения.

ОС: А какие другие ощущения?

АЧ: Это невозможно объяснить, можно только почувствовать. Ты реально – словно рыба в воде. Можно сказать, бритье дает тебе обтекаемость, и ты физически ощущаешь, что плывешь быстрее.

ОС: А как гидрокостюм влияет на результат?

АЧ: Гидрошорты Speedo, в которых я выступаю, есть двух видов – поплотнее и полегче. Я всегда выбираю те, которые полегче, потому что не люблю, когда пережимает ноги. Это действительно влияет на результат. Например, на Олимпиаде в Рио я на полуфинал надел новый костюм, а он мне так передавил ноги, что я чуть не промахнулся с финалом. Ноги буквально онемели, после полтинника не работали, я ничего не мог сделать. А в финале я надел свой любимый стартовый костюм – и спокойно выиграл медаль с личным рекордом. Не спокойно, но выиграл.

ОС: Главные результаты ты показал на 200 метров брассом. Есть ли желание улучшить их и на 100 метров?

АЧ: Мне кажется, мой организм больше адаптирован к этой дистанции: природные качества, внешние факторы. Я больше похож на «двухсоточника». Спринтеры, все-таки, помощнее, а я – повыше и похудее, это больше для 200 метров подходит. Но в любом случае, 100 метров у меня получаются, я хотел бы прогрессировать на этой дистанции.

ОС: Насколько отличаются эти две дистанции?

АЧ: 100 метров — это чистый спринт, где надо резко начать, сразу набрать скорость, не потерять ее, а на финише – еще добавить. «Сотня» более напряженная. А 200 – более интеллектуальная, как шахматная партия, нужно уметь раскладывать эту дистанцию математически.

ОС: А ты пробовал играть в шахматы?

АЧ: Я занимался шахматами! В детстве два года ходил в секцию, участвовал в турнирах, занимал места.

ОС: То есть, ты мог стать великим шахматистом?

АЧ: Да (смеется), но мы выбрали бассейн.

Антон Чупков: "В детстве занимался шахматами, но мы выбрали бассейн". Фото: архив А.Чупкова

ОС: Товарищи по команде называли тебя «профессор» не просто так… Что значит, разложить дистанцию математически? Как это происходит?

АЧ: Это из-за тактики… Мы с тренером перед заплывом обговариваем, как нужно разложить четыре «полтинника» на этот раз – по ощущениям и по самочувствию, как двигаться и чувствовать в голове время. Ты должен знать, представлять, за сколько ты плывешь.

ОС: И ты в голове чувствуешь время?

АЧ: Примерно, конечно… Почувствовать точное время невозможно – у нас же до сотых секунд фиксируют.

ОС: О чем ты думаешь, пока плывешь?

АЧ: Мысли есть, но я не помню – о чем именно. Могу точно сказать, что я считаю, сколько гребков сделал. Раз гребок, два… Сколько гребков на каждом полтиннике… Наверное, об этом и думаю.

ОС: И дурацкие мысли не лезут?

АЧ: Во время дистанции – нет.

ОС: А перед дистанцией?

АЧ: Я обычно нахожусь в каком-то своем мире. Видимо, из-за волнения, но я считаю, что это хорошо. Если я волнуюсь – значит, я готов. Волнение мне помогает.

Антон Чупков: "Перед дистанцией обычно нахожусь в каком-то своем мире".

ОС: Тебя может что-то погрузить в негатив?

АЧ: Самый большой страх – если порвутся очки или шапочка. На чемпионате Европы-2018 во время комбинированной эстафеты у меня слетели очки: я плыл на втором этапе, сделал старт, неудачно вошел в воду – и у меня слетели очки. Я плыл слепым, показал далеко не свой результат – и мы в итоге стали вторыми. Я тогда сильно расстроился. И теперь есть такая фобия, особенно, когда выхожу на эстафету – боюсь, что очки слетят. 

ОС: У вас с тренером отношения поддерживающие и очень позитивные, он называет тебя «малыш», почему так повелось?

АЧ: Мы же с самого детства вместе работаем. Я плаваю у Александра Сергеевича Немтырёва с 11-ти лет, пришел к нему малышом. Наверное, на большинстве стартов он меня так называл – привык. Даже сейчас перед стартом говорит: «Удачи, парень» или «Удачи, малыш». Я очень позитивно отношусь к этой маленькой традиции: Александр Сергеевич говорит, я улыбаюсь – и дальше иду делать свое дело с улыбкой на лице.

ОС: Сейчас в плавании много универсалов, пробовал ли ты другие стили?

АЧ: Плавал 200 метров комплексом. Последний раз – год назад на короткой воде на турнире Международной лиги плавания. В 2017 году занял второе место на Кубке России с неплохим для себя результатом. Думаю, если подчистить все мелочи, подработать все нюансы, 200 комплексом я могу проплыть достойно. А так, тратить сейчас внимание, время и силы на другие стили я не хочу. Я сосредоточен на брассе, мне нужно добить эту цель.

ОС: То есть, если пробовать что-то другое, это пойдет во вред?

АЧ: Думаю, да. Хотя на тренировках мы плаваем всеми стилями, не только брассом. У меня может быть вообще минимум брасса, всю работу делаем в других стилях. Но все тонкости мы отрабатываем только в брассе.

ОС: У вас очень интенсивные тренировки: вода, зал… Сколько калорий тратится?

АЧ: В плавании сжигается очень много калорий. Мне даже кажется, что сжигаю я больше, чем ем. Теперь понимаю, почему Майкл Фелпс рекламировал пасты, сэндвичи… Он плавал очень много дистанций, поэтому есть ему нужно было очень много.

Эволюция атлета: Майкл Фелпс

Эволюция Майкла Фелпса: от Лондона-2012 до Рио-2016.

ОС: А ты бы мог столько съесть?

АЧ: Я бы точно не мог есть, как Майкл Фелпс. Проводили эксперимент: люди за весь день не могли съесть столько, сколько он за один прием пищи. Мне интересно, что он делал на тренировках, что был такой голодный (смеется).

ОС: А какие у тебя любимые блюда? И какой рацион питания?

АЧ: Паста, азиатская кухня... Но борщ – это любовь навсегда. И вообще мамина домашняя еда – она самая вкусная. По рациону – ничего особенного. Но перед стартом я придерживаюсь определенных правил – не пью колу и газированные напитки. Например, перед чемпионатом России не пил газировку почти три недели – только воду, иногда соки. Правда, после соревнований, как только они закончились, я сразу купил и выпил холодную колу.

ОС: Антон, ты проводишь мастер-классы для детей, открыл школу плавания, видишь ли ты себя в будущем тренером?

АЧ: У меня есть образование, я могу тренировать. Детей люблю, хорошо с ними общаюсь, мне нравится проводить мастер-классы… Но тренером себя  то вижу, то не вижу (смеется). Наверное, в большей степени, я бы не хотел быть тренером. Моя мечта, на самом деле – чтобы моя профессия в дальнейшем никак не была связана со спортом, вообще ни с каким. Но посмотрим, жизнь покажет.

ОС: И какие мысли по поводу профессии после спорта?

АЧ: У меня была большая мысль – стать летчиком. Но я понимаю, что это уже нереально. У меня уже есть высшее образование, поэтому я не смогу поступить на бесплатное отделение. Учиться в летном училище нужно будет очень серьезно, совмещать с работой не получится, а семью обеспечивать нужно. Я сейчас рассуждаю по-взрослому, и пока не вижу, что смогу выучиться на летчика.

ОС: В целом если бы не спорт, чем бы ты занимался?

АЧ: Наверное, мама отдала бы меня в военное училище.

ОС: Ты любишь порядок?

АЧ: Да, чтобы все было четко и дисциплинированно.

ОС: Мог бы стать военным летчиком?

АЧ: Да, это было бы круто, я с удовольствием!

ОС: Дисциплинированность – природное качество или мама с детства прививала?

АЧ: Я сам очень дисциплинированный. В детстве, чтобы успеть на тренировку, нужно было вставать в 6 утра. Мама видела, что я не выспался, говорила: «Полежи, поспи еще…» А я отвечал: «Нет, мне надо, я не пропущу тренировку».

ОС: А в твоей жизни случались какие-то необычные, странные ситуации?

АЧ: Надо подумать… В прошлом году был концерт Макса Коржа на «ВТБ Арене». Мы с друзьями не смогли достать билеты заранее и взяли прямо на входе у перекупщиков. Зашли – и оказалось, что у нас «левые» билеты. Нас чуть не связали, но мы объяснили ситуацию, люди пошли навстречу – знают, что так бывает, просто вывели нас с концерта. Но самое интересное, что мы встретили человека, у которого взяли билеты – и он нам вернул деньги. Вообще, это должен был быть мой первый концерт, я обычно не хожу… И вот – такая ситуация.

ОС: Но ты ходишь на футбол?

АЧ: Да, футбол — это моя любовь. Я болею за ЦСКА, поэтому, когда нахожусь в Москве и нет тренировки, я хожу на стадион. В прошлом году перед матчем ЦСКА – «Краснодар» сделал первый удар по мячу. Когда выходил на поле стадиона, дрожь в коленках была не меньше, чем перед стартами на Олимпийских играх.

ОС: А сам пробовал играть в футбол?

АЧ: Да, играл. Даже ноги подворачивал, а потом хромым плавал. В FIFA играю часто – и дома, и с ребятами на сборах.

ОС: Твой любимый футболист?

АЧ: Из наших – весь состав ЦСКА, среди мировых – Криштиану. Всегда за него. Он мастер своего дела, лидер команды, всегда и во всем. От него прямо чувствуется энергетика. Мне тренер перед стартами тоже часто говорит, что от меня энергетика прет. Это значит, что я готов.

ОС: Ты бы смог играть в команде?

АЧ: Да, в тот же самый футбол. Мне кажется, я бы себя даже комфортнее чувствовал в командной работе.

ОС: Мог бы быть лидером?

АЧ: Да, думаю, да. В футболе, в ЦСКА (улыбается)

ОС: А хоккей тебе нравится?

АЧ: Да, тоже посещаю иногда матчи – и тоже, конечно, ЦСКА. Могу НХЛ иногда могу посмотреть, чаще, правда, обзоры.

Антон Чупков: "Я бы смог играть в футбол". Фото: архив А.Чупкова

ОС: В одном из интервью ты сказал, что хотел бы пообщаться с Сидни Кросби и Евгением Малкиным. Что бы ты спросил у них?

АЧ: Как жизнь (улыбается)? Я с детства фанатею в НХЛ за «Пингвинов». Тогда уже Малкин был в команде, они с Кросби были молодыми и тащили всю команду. Когда в 2009-м взяли Кубок Стэнли, обыграв в финале «Детройт», я уже болел за них. У меня тогда был дурацкий кнопочный телефон с плохим интернетом. И я в 6 утра загружал сайт НХЛ, чтобы узнать, как закончилась игра.

ОС: А почему Кросби?

АЧ: Кросби – потому что у него была тяжелая ситуация, речь шла, что он после травмы головы закончит карьеру. Но он вернулся на лед, продолжил выступать и остался лидером команды.

ОС: То есть, тебя восхищают люди, которые преодолевают трудности?

АЧ: Да, когда тебе говорят, что ты, возможно, больше не сможешь заниматься любимым делом, а ты возвращаешься и доказываешь, что стал еще круче… Это сильно. Я бы пообщался с такими людьми.

ОС: Кто из персонажей фильмов или книг тебе ближе всего по духу?

АЧ: Мне нравятся сильные личности. Например, герой фильма «История рыцаря» с Хитом Леджером. Жизненный фильм, как человек из ниоткуда становится успешным в своем деле и даже знаменитым, потом его ловят на обмане, но он переживает это, становится еще сильнее и побеждает, несмотря на боль потерь. Мне такие персонажи близки.

ОС: Какими супергеройскими способностями ты бы хотел обладать?

АЧ: Сложный вопрос. Если спросить: Бэтмен или Супермен? – я выберу Бэтмена. С детства смотрю все фильмы про него. Сильный, здоровый, с крутым костюмом летучей мыши. Я бы стал Бэтменом.

ОС: Если бы тебе сказали, что любые три твоих желания будут исполнены – что бы ты загадал?

АЧ: Мне этого не надо, я бы ничего не стал загадывать. Я хотел бы жить, как есть. Хотя, может бы, попросил бы денег – чтобы раздать нуждающимся и помочь детям.

ОС: И даже олимпийское золото не попросил бы?

АЧ: Все надо получать своим трудом.

Рио - как это было: плавание, мужчины, 200 м брассом, финал

Дмитрий Баландин приносит Казахстану золото в заплыве на 200 м брассом.

ОС: Кого видишь соперниками в Токио?

АЧ: Во-первых, мне на Олимпиаду еще надо отобраться. И у нас будет жесточайший отбор. В сборной России – очень высокая конкуренция, но я считаю, что конкуренция – это залог успеха, потому что только благодаря конкуренции мы можем совершенствоваться и показывать более высокие результаты. А так, на 200 метров брассом претендентами на медали будут все участники финального заплыва. Заруба будет конкретная! Думаю, это будет самый интересный заплыв олимпийского турнира пловцов.

ОС: Для золота надо будет плыть на мировой рекорд?

АЧ: В Рио-2016 первое место было без мирового рекорда, в Лондоне-2012, по-моему, тоже. 50 на 50. Плюс, финальные заплывы в Токио будут проходить утром, а не вечером, как обычно. А это тяжелее. Обычно утренние заплывы – самые неудачные. Оптимально плыть вечером. Правда в Рио у нас финалы были вообще в 22.00, что тоже не очень хорошо для организма – уже спать пора, а у нас все только начиналось.

В Рио-2016 Антон выиграл бронзовую медаль.

ОС: Давит, что Россия в плавании не выигрывала золото очень давно?

АЧ: Да, с 1996 года у нас нет золота в плавании. Но на меня лично это не давит. Я просто не думаю об этом. Но груз ответственности перед Олимпийскими играми есть. Это, все-таки, главный старт четырехлетия, всем хочется показать лучший результат, занять самое высокое место.

ОС: У тебя есть жажда побед?

АЧ: Нет, я чувствую, что я готов – и выхожу, чтобы получить удовольствие от заплыва и от того, что я сейчас сделаю.

ОС: Что будешь делать после Токио?

АЧ: Пока не знаю. Закончу или нет спортивную карьеру, зависит от того, как выступлю. Я не хотел бы участвовать в трех-четырех Олимпиадах. Многие спортсмены продолжают выступать, потому что не находят себя. Но в любом случае, наступает момент, когда приходится завершать карьеру. Скажу так: у меня уже есть планы, чем заниматься после спорта. В моей жизни 100 процентов будет новая страница.