Спортивная гимнастика

Мария Пасека: «Не могу пока представить, как уйду в обычную жизнь»

Призер Олимпийских игр, чемпионка мира по спортивной гимнастике о любимом снаряде, самой желанной медали, о мыслях о завершении спортивной карьеры

Автор: Ульяна Лепеха ·

Мария Пасека — 4-кратный призер Олимпийских игр, двукратная чемпионка мира в опорном прыжке, трехкратная чемпионка Европы. На протяжении многих лет Мария была одним из лидеров российской команды по спортивной гимнастике. В 2019, пропустив два года после операции на спине и восстановления, она триумфально выиграла чемпионат Европы, а в апреле 2020-го объявила о приостановке спортивной карьеры. О самых ярких моментах спортивной карьеры, любимом опорном прыжке, сожалениях и трудных решениях Мария рассказала в интервью Olympic Сhannel.  

ОС: Маша, расскажи, в каком режиме ты сейчас тренируешься, живешь?

Мария Пасека: У меня сейчас свободный режим. Я взяла паузу, чтобы подумать, возвращаться в спорт или все-таки заканчивать спортивную карьеру. В основном, занимаюсь собой, своими делами, сплю, отдыхаю, развиваю свой инстаграм, иногда хожу в зал, потому что спину после операции нужно закачивать.

ОС: Ты перенесла операцию на спине в декабре 2017 года, долго восстанавливалась, как сейчас чувствуешь себя?

МП: Спина находится в покое, потому что я не бегаю, не прыгаю и чувствую себя хорошо. Хотя бывают моменты, когда я не закачиваю мышечный корсет, и она может беспокоить. Светлана Хоркина сказала мне, чтобы я ни в коем случае не забрасывала спину, всегда качала, поддерживала мышечный корсет, иначе, через какое-то время могут быть проблемы серьезнее.

Где они сейчас? Легендарная Светлана Хоркина

Светлана Хоркина, самая титулованная российская гимнастка, ныне помогает в ...

ОС: Спортивных гимнастов часто травмы преследуют?

МП: Да, причем ты никогда не можешь предугадать, где можешь травмироваться. В каких-то упражнениях больше руки работают, и, следовательно, там больше опасностей. На каких-то снарядах больше ноги работают. Когда ты много лет в профессиональном спорте, травмы неизбежны.

ОС: Сколько лет ты в профессиональном спорте?

МП: Я практически 19 лет в спорте. Надо было в прошлом году отметить второе совершеннолетие – 18 лет в спорте (смеется). А в сборной России я около 9 лет.  

ОС: Маша, ты сказала, что думаешь о завершении карьеры. А в каком возрасте обычно гимнасты уходят из большого спорта?

МП: У всех по-разному. Например, Елена Замолодчикова ушла в 27 лет, я, наверное, в 26 уйду, пока точно не знаю. Уход из спорта больше зависит от того, как ты выдерживаешь нагрузки, тренировки. Вот, например, Оксана Чусовитина, ей 45 лет, она до сих пор выступает, прыгает…

ОС: Оксана Чусовитина в принципе феномен. Как у нее хватает сил, здоровья, желания?

 МП: Я у нее спрашивала, она говорит: «Мне скучно дома сидеть. Сын – взрослый, сам справится, муж сам справится. А мне нравится, и я выступаю». Я, зная себя, не смогла бы выступать до 45. Наверное, максимум до 30 могла бы выступать. А Оксана кайф получает, для нее тренировки и выступления — это и хобби, и жизнь.

ОС: Для тебя тренировки в удовольствие?

МП: Да, но мне уже морально и физически становится тяжело. Когда я прихожу в зал, мое тело чувствует, что сейчас оно сможет как в 18, в 15, в 16. Но я так уже не могу, не получается, и я начинаю расстраиваться. Это трудно переносить. Когда мне было 18 лет, я между сборами могла не ходить в зал, а после недели отдыха приходила на тренировки и делала свою работу, будто я каждый день была в зале. Если я сейчас так поступлю, я тогда вообще ничего не смогу сделать. Организм с годами тяжелее восстанавливается. Еще, конечно, влияет моя операция. Долгое время я ощущала металлоконструкцию в своей спине, и она мне мешала, я себя чувствовала как из фильма «Чужой» (смеется). В моей спине что-то инородное. Со временем, конечно, привыкла, но первое время было страшно прыгать, хотя врачи говорили, что все в порядке, страх все равно в голове сидел.

ОС: Что за конструкция в спине?

МП: Имплант межпозвоночного диска. Если смотреть на снимок спины – шурупы справа и слева, чуть ниже шурупы и их соединяет палочка.

ОС: Ты до сих пор ощущаешь имплант?

МП: Я его чувствую, когда на жесткий стул сажусь и облокачиваюсь, или если на пол ложусь. Обязательно нужно подкладывать что-то мягкое. А так в целом уже стала забывать, что у меня там инородное тело (улыбается).

ОС: Маша, получается, что сейчас ты больше склоняешься к тому, чтобы завершать карьеру?

МП: Да, все-таки мне уже 26-й год, я пережила операцию на спине, не смогла отобраться на Олимпийские игры в Токио, потому что не хватило баллов. Оставаться еще на один олимпийский цикл смысла не имеет.

ОС: Тяжело принимать решение об уходе?

МП: Когда меня спрашивают об этом, мне хочется плакать, я отдала 20 лет спорту, в нем была вся моя жизнь. Тяжело уходить от дела, которое ты любишь.

Я не могу пока представить, как я уйду в обычную жизнь, где нужно будет просто работать, где не будет адреналина, соревнований.

Ведь в гимнастике я оставлю свою семью, друзей из разных стран – Украины, Болгарии, Израиля, оставлю подруг по команде. Я даже не хочу говорить об этом, потому что боюсь расплакаться.

Мария Пасека: "Я не могу пока представить, как я уйду в обычную жизнь, где нужно будет просто работать, где не будет адреналина, соревнований". В составе сборной России, завоевавшей серебро на Играх-2012 в командном турнире.

ОС: Ты пересматривала свои выступления?

МП: Пересматриваю каждый день… на самом деле, если занята, могу неделю не смотреть, потому что не успеваю. А потом ностальгия накатывает, я включаю и пересматриваю выступления, видео с тренировок. В ютуб захожу, смотрю.

ОС: Какое самое запоминающееся выступление?

МП: Чемпионат Европы 2015 года в Монпелье. Меня тогда неожиданно вызвали, я прилетела, выступила, выиграла золотую медаль и уехала. Смеялась тогда и говорила тренерам: «А можно так всегда? Прилетел, победил, уехал».   

ОС: А самая ценная медаль?

МП: Две медали и обе в 2015 году. Тот год был ударный, у меня пошли успехи. Сначала я выиграла чемпионат Европы, потом чемпионат мира. Я помню, как играл наш гимн, когда я выиграла золото. 

А я всегда об этом мечтала: я стою на пьедестале, и играет российский гимн. У меня была такая бешеная мечта.

ОС: Еще мечты были?

МП: Да, вторая мечта была выиграть Олимпийские игры, но что-то пошло не так… Мечтала выиграть чемпионат мира в 2017 году, а потом уйти из спорта. Я выиграла мир, но не ушла. Сделала операцию и вернулась.

Мария Пасека рассказывает о возвращении в гимнастику

Двукратная чемпионка мира и четырехкратная призерка Олимпийских игр неожида...

ОС: Почему вернулась?

МП: Потому что я упертая. И до, и после операции я говорила, что нужно пробовать, а потом решать – уходить или нет, чтобы не кусать локти и не говорить себе: «Ведь я же могла, почему я не сделала?» Поэтому решила попробовать осуществить свою мечту – выиграть Олимпиаду. Но видимо мне знак сверху, что пора останавливаться, что третьи Олимпийские игры – не мои. Я стала допускать много ошибок на соревнованиях, перестала попадать в тройку лидеров. Сначала стала восьмой, потом четвертой, потом ударила ногу на Кубке мира в Баку.

После этого у меня случилась депрессия, несколько дней я рыдала, было очень обидно. Обидно от того, что я не понимала, почему так происходит, видимо мой организм меняется, психологически мне тяжело, и я не справляюсь.

ОС: В твоей спортивной карьере есть моменты, о которых ты жалеешь?

МП: Жалеть не о чем. Я иногда рада, что я немножко ленивая в плане спорта, потому что эта лень меня спасала. Когда организм работает на износ, то происходят травмы. А я когда уставала, могла поругаться с тренером, чтобы она психанула и ушла, а я отдохнула и на следующий день могла делать упражнения. Марина Геннадьевна (Ульянкина – прим.ОС) потом говорила: «Твоя лень, Пасека, тебя же и спасла!» Поэтому я так долго продержалась в спорте.

ОС: То есть травм могло бы быть больше?

МП: Думаю, да… но в скобках надо написать, чтобы дети так не делали (смеется). Но так если говорить, о чем жалею… Одной медальки мне в копилку не хватило – красивой, золотой, олимпийской. Ну, ничего, может мои дети попробуют выиграть.

Мария Пасека: " 2015 год был ударный, у меня пошли успехи. Сначала я выиграла чемпионат Европы, потом чемпионат мира. Я помню, как играл наш гимн, когда я выиграла золото". На чемпионате мира-2015.

ОС: Маша, многие спортсмены, когда вспоминают об Олимпийских играх, говорят, что все как в тумане происходит от количества эмоций, волнения. ОС: Ты принимала участие в двух Олимпиадах, осознавала ли ты, что находишься на олимпийском турнире?

МП: В Лондоне нет, а вот в Рио на второй Олимпиаде было осознание. Скорее всего, потому что ответственность была уже другая, был опыт. В Рио с нами в команде были маленькие девочки – Ангелина Мельникова, Седа Тутхалян, Даша Спиридонова. Мы с Алией (Алией Мустафиной – прим.ОС) старше их, как мамки для них (улыбается). И было понимание, что нужно быть собранными, взрослыми, потому что нельзя показывать младшим девочкам, что ты волнуешься, что переживаешь перед выступлением. Важно было транслировать спокойствие и уверенность, быть собранной.

Конечно, когда одна в номере оставалась, можно было сесть и сказать честно самой себе, что мне очень страшно. А потом выйти с каменным лицом, собраться и уверенно выступить, показать пример другим.

ОС: Маша, ты наиболее успешно выступаешь в опорном прыжке. Почему это упражнение стало твоим коронным?

МП: С детства было понятно, что мне подойдет опорный прыжок. Я его очень любила, все моменты в нем: и разбегаться, и отталкиваться руками. Я кайф ловила. Поэтому выбирать не пришлось (улыбается). Уже позже мой тренер – Марина Геннадьевна – говорила мне, что если бы я попала к ней раньше, то я была бы лучшей многоборкой. Талант есть, а вот базы не хватило. Я пробовала себя на других снарядах, и у меня хорошо получалось упражнение на бревне, но после операции на пятках мне было страшно и больно выполнять его. И чтобы после операции не убивать пятки до конца, я перестала тренировать этот снаряд. Еще сыграло роль то, что сборной команде нужен был человек, чтобы закрывать опорный прыжок. Я стала как раз таким спортсменом, стала закрывать прыжок, но в то же время готовила брусья, на всякий случай.

ОС: Расскажи, какой самый опасный и страшный момент в опорном прыжке?

МП: Приземление с «Аманар» (2,5 винта назад). После того, как Алия свернула коленку, выполняя этот элемент, я боялась его прыгать. Приземление с него – самый страшный для меня момент. Потому что многие спортсмены на этом элементе травмируют колени, рвут связки. Это страшно, но, слава Богу, что меня это обошло стороной.

Знакомьтесь, Симона Аманар!

Встречайте олимпийскую легенду! Ее именем даже назван опорный прыжок опреде...

ОС: Как ты справлялась со страхом при выполнении элемента?

МП: Меня поддерживал наш специалист по прыжкам Артем Игоревич Войнов. Когда он видел, что меня надо подбодрить, он психологически ругался со мной, чтобы я завелась, а завожусь то я быстро, и на этой спортивной злости выполняла упражнение. Иногда он наоборот мог подойти и по-доброму сказать: «Маша, успокойся, все в порядке». И страх, негатив всегда уходили. И еще мы с ним много работали над приземлениями, это была очень монотонная, долгая работа и она меня бесила. Но я понимала, что она меня и спасла от травм.

ОС: О чем ты думаешь во время выполнения опорного прыжка?

МП: Перед стартом смотрю на любимого коняшку и думаю: «Так тут руки пониже, здесь так докинуть». Представляю свое выступление, начинаю разбег. Дальше, как правило, уже ни о чем не думаю. Но у меня бывает такое, что если я в руки плохо попадаю, то говорю себе: «Ну, пожалуйста, Маша, надо сделать». Глаза закрываешь, летишь и ждешь, когда приземлишься.

ОС: Ты с закрытыми глазами в полете?

МП: Да, как правило, закрываю глаза. Хотя я это не осознаю, потом на видео вижу, что глаза закрыла.

ОС: Из чего складывается оценка в опорном прыжке?

МП: Все высчитывается из базы. База, например 6.0, а общая оценка 16.0. И вот считается сначала, с разбега, смотрят на ноги. Если разводишь ноги с мостика, то могут снять три десятых. Дальше смотрят на колени, когда начинаешь их закручивать, и они немного согнуты, за это тоже могут снять. Затем оценивается фаза полета, потом от коня должно быть определенное расстояние, когда приземляешься. Нельзя заступать за белые линии сбоку, смотрят на шаги при приземлении. И таким образом высчитывается оценка: из 16.0 вычитают десятые и т.д. Каждый судья ставит оценку, а потом все оценки сверяют, у всех судей должны получиться одинаковые сбавки, чтобы не получилось, что кто-то кого-то вытягивает, а кто-то засуживает.

Мария Пасека: "Глаза закрываешь, летишь и ждешь, когда приземлишься. Да, как правило, я закрываю глаза. Хотя я это не осознаю, потом на видео вижу, что глаза закрыла".

ОС: У тебя есть счастливый купальник для выступлений?

МП: Раньше был – черно-белый, в нем я выступала, когда выиграла свой первый чемпионат Европы в Монпелье. Но потом видимо от него удача ушла. Пришлось искать новый, но видимо так и не нашла (смеется).

ОС: Гимнастки могут сами выбирать купальники или выступают в тех, что выдают как членам сборной?

МП: Если выступаем с командой, то в тех, которые нам выбрали. А если выступаешь сам за себя, то можно в любом. Но желательно выступать в купальнике с рукавами. Потому что это больше ценится, это красивее.

ОС: Маша, какие черты характера помогали тебе выигрывать?

МП: Мой вечный оптимизм, потому что я всегда думала, что все сложится хорошо. И мое упорство, потому что я до последнего готова биться.

ОС: У спортсменов во время карьеры много ограничений на увлечения и хобби. Ты уже думаешь, что хочешь попробовать после ее завершения?

МП: Хочу попробовать научиться кататься на сноуборде. Я бы хотела с парашютом прыгнуть, но не уверена, что моя спина мне позволит это сделать. Хочу пойти на танцы, но опять же зависит от спины. Потому что поясничный отдел вообще не двигается, резкие движения могут не получаться как надо. Еще я люблю скорости и очень бы хотела купить мотоцикл, но папа говорит, если куплю, он меня убьет (смеется).

ОС: А есть планы, чем хочешь заниматься после спорта? Может, тренировать детей?

МП: Я решила, что пока отдыхаю, сплю, восстанавливаюсь и на работу не пойду. Пока буду заниматься собой. По поводу тренерской деятельности, конечно, думала. Мне нравится с детьми работать, но для себя пока не решила, готова стать тренером или нет.