Спортивная гимнастика

Олег Верняев «На соревнованиях за меня болеют родители и мопс»

Олимпийский чемпион Рио-де-Жанейро настроен победно вернуться после травм в Токио и стать примером для спортивных гимнастов со всего мира

Автор: Екатерина Кузнецова, Сергей Подушкин ·

На Олимпийских играх-2016 в Рио-де-Жанейро гимнаст Олег Верняев стал самым успешным украинским спортсменом, выиграв золото на брусьях и серебро в многоборье. Чемпионат Европы-2020 вТурции Верняев пропускает, но к Олимпийским играм надеется подойти в хорошей форме. Титулованный гимнаст дал большое интервью Olympic Channel, в котором рассказал о подготовке к Олимпийским играм в Токио, своеобразной системе питания перед своей победой в Рио, сравнении спортивной гимнастики с фигурным катанием, дружбе с Никитой Нагорным и о своей давней любви к... мопсам.

OC: Вы добились в гимнастике практически всего, выигрывали Олимпийские игры, чемпионат мира, Европейские игры, чемпионат Европы. Какие цели, несмотря на травмы, держат вас в спорте?

Олег Верняев: Мне осталось выиграть чемпионат мира и Олимпийские игры в многоборье. Тогда скажу, что достиг всего, чего хотел. А пока не выиграю, буду до 40 лет выступать. Нынешний олимпийский цикл с точки зрения здоровья получился непростым. 2018 год – две операции, 2019 год – две операции. Все никак не успевал восстановиться. И перенос Игр в Токио на 2021-й для меня скорее радостная новость, чем грустная. Есть время поработать над апгрейдом, усовершенствованием своей программы. Очень хочу вернуться в лидерскую группу в многоборье, чемпионат мира-2019 показал (там Олег завоевал бронзу – прим. ), что я способен на это. Параллельно будем пытаться сделать упор на брусья. Сейчас на этом снаряде молодой китаец Цзоу Цзинъюань на две головы выше всех. Только чтобы подумать о борьбе с ним, необходимо выйти на такую же сложность. А лучше усложнить еще больше. Работаем в этом направлении, параллельно хотелось бы еще пару снарядов «захватить». К тому же у нас в сборной Украины есть пара талантливых молодых ребят, которые в следующем году придут во взрослую гимнастику. Очень рассчитываю, что мы включимся в борьбу за место в тройке лучших в командном зачете Олимпийских игр.

OC: Почему для вас так важна именно командная медаль?

ОВ: Выиграть командную награду на больших соревнованиях – моя давняя мечта.

На протяжении карьеры я часто выкладывался на соревнованиях за команду, и порой этих сил не хватало в личных турнирах. Очень хочу, чтобы вся эта многолетняя работа была вознаграждена.

Мы работаем с молодежной сборной, с молодыми гимнастами. Они тянутся за нами, мы смотрим, чтобы нас не обгоняли. Юные украинские гимнасты действительно перспективны – Илья Ковтун в прошлом году стал трехкратным чемпионом Юношеского олимпийского фестиваля, Назар Чепурный выиграл Юношеские Олимпийские игры, из взрослых сильны Евгений Юденков и Владислав Грико. Нас пятеро, мы все вместе работаем.

Еда в «Макдональдсе» перед победой

OC: Вы сами дебютировали на Олимпийских играх в 18-летнем возрасте в Лондоне и остались тогда без медалей, финишировав в многоборье 11-м. Как за четыре года удалось добиться такого прогресса, чтобы стать чемпионом в Рио?

ОВ: В Лондоне я действительно был очень молод. При этом конкурентоспособен, моя сложность на брусьях была такая же, как у чемпиона из Китая. Но мы с тренером неправильно «замазали» брусья, я ошибся, упал, не попал в финал. К тому же в командном многоборье мы при драматичных обстоятельствах остались без бронзы, эмоции «ходили» вверх-вниз, перегорел и на многоборье выходил без сил, адреналина, эмоций. Да и физически уже не хватило. В Рио-де-Жанейро я приехал уже опытным гимнастом, неоднократным чемпионом Европы, чемпионом мира. Не распылялся и выполнил поставленные задачи. При этом нам с тренером удалось подвести меня к турниру в идеальной форме, чувствовал себя просто прекрасно.

OC: Какие эмоции вы испытали после победы на брусьях?

ОВ: Приехал на Олимпийские игры с весом 53 кг, но после многоборья пять дней не питался в олимпийской столовой, ел только в «Макдональдсе». Видимо, чуть расстроился серебру, решил «как будет, так и будет».

На брусья я вышел с весом в 58 кг, и, признаться, работать на снаряде было очень неудобно. Но я справился. Когда спрыгнул с брусьев, понимал, что сделал все, что должно хватить для золотой медали. При этом никакого взрыва эмоций не произошло.

Увидел оценку, пару секунд порадовался, после чего почувствовал полный покой. Просто готовился к следующему виду. При этом телефон в кармане разрывался от звонков. Первый звонок, на который я ответил, был от Сергея Назаровича Бубки. Он находился в зале, награждал нас.

С Нагорным мы хорошие друзья

OC: Как отразилась на вас пандемия?

ОВ: Из-за пандемии «ковида» мы не тренировались 2,5 месяца. Я как опытный гимнаст особо ничем в это время не занимался, кушал, спал и отдыхал. Прибавил в весе, после чего долго восстанавливался, входил в режим. Есть огромное желание и стимулы работать. Хотя, конечно, поначалу пришлось тяжело, ведь мы не знали к чему готовимся, когда необходимо вывести себя на максимальную форму. Неизвестность – самое трудное.

OC: На Играх в Токио вас ждет серьезная конкуренция со стороны россиян Никиты Нагорного и Артура Далолаяна. Готовы к ней?

ОВ: К числу претендентов на победу я бы отнес также Сяо Жотэна и Сэма Микулака. К тому же у нас такой вид спорта, что может прийти 18-летний парень и, как мы говорим, «дать подумать старикам».

Кстати, Никита Нагорный – мой хороший друг, мы с ним очень близки. И вообще я за здоровую конкуренцию. Меня так научили, что в случае поражения признаю свою ошибку и просто стараюсь работать больше. Был искренне рад, что Никита выиграл многоборье на чемпионате мира-2019, не испытывал зависти и не предъявлял претензий.

Пусть побеждает сильнейший. Знаю многих ребят, которые после соревнований жалуются – его «вытянули», меня «придавили». Это показывает, что человек не может объективно проанализировать. Считает, что он идеальный спортсмен, а судьи всего мира собираются против него и вытягивают конкурентов. Такой подход не приносит пользы. Мой тренер говорил, что если он найдет ошибку, то судьи увидят еще больше недочетов.

OC: Вы дружите с Нагорным. Как его можете охарактеризовать?

ОВ: Никита – гиперактивный. Потому что этот человек никогда не устает, всегда на связи, всегда что-то делает, у него энергии хватит на десять человек.

OC: А как охарактеризуете Далолояна?

ОВ: Артур – сама серьезность. Не в обычной жизни, а именно на турнирах. На соревнованиях спокойный, всегда ответственный, сфокусированный, весь в гимнастике.

OC: Вы больше дружите с гимнастами или, наоборот, с людьми вне вашего вида спорта?

ОВ: У меня много близких друзей-гимнастов из других стран. Но с ними я не вижусь постоянно. С молодыми ребятами отношения хорошие, однако при разнице в десять лет они пока только спортивные. Года два назад мое окружение составляли только гимнасты, сейчас же больше знакомств вне зала, вне гимнастики.

Верняев выигрывает золото на параллельных брусьях

Гимнаст Олег Верняев приносит Украине золотую медаль Рио-2016 в упражнениях...

Интересно, если нас будут судить машины

OC: Как опишите себя в трех словах?

ОВ: Верный, упертый и третье... Сложно выбрать между противный и вредный. Мое прозвище Верный, так многие говорят: «Раньше был Верный, а стал Вредный». Так что пусть третье слово все же будет вредный.

OC: Что бы изменили в вашем виде спорта?

ОВ: От спортсменов моего поколения, с которыми я выступаю, никогда не видел никакой подлости. Россияне, американцы, французы, итальянцы, все остальные – у нас хорошая сплоченность. Это мне очень импонирует.

Что касается изменений, то, конечно, у нас не легкая атлетика, здесь решают судьи. Возможно, интересно было бы принять участие в соревнованиях с машинным судейством ради эксперимента. Хотя понимаю, что там вообще никому бы не делали поблажек.

OC: Как должна развиваться гимнастика в будущем, чтобы догнать по популярности, скажем, фигурное катание?

ОВ: Наверное, надо больше свободы давать спортсменам. А то у нас тут нельзя руки жать, тут еще чего. Для повышения популярности стоит вносить в соревнования больше веселья.

OC: Вы принесли Украине первое олимпийские золото в гимнастике. Испытываете ли вы сейчас какие-то сложности?

ОВ: Если брать медицину, то всеми операциями, процессом восстановления приходится заниматься самостоятельно. На олимпийской базе нет хороших восстановительных кабинетов, хотя сейчас начались определенные подвижки в этом направлении. А так все операции приходится делать за свой счет. Мне очень повезло познакомиться в свое время с физиотерапевтом сборной Израиля Адамом Вадиром. Он на протяжении пяти лет меня ведет, знает меня наизусть. Но я не могу летать к нему каждую неделю, это все же мешает тренировочному процессу. Конечно, хотелось бы большей популярности гимнастики, лучшего финансирования...

Пытаюсь молодых гимнастов в социальных сетях как-то «толкать». Когда пробивался сам, старался обратить на себя внимание, вел Инстаграм. Рассказываю ребятам, что чем раньше ты начнешь проявлять активность в социальных сетях, тем раньше о тебе узнают.

При этом одной активности, конечно же, недостаточно. Нельзя просто вести Инстаграм, занимать 20 – 30-е места и ждать популярности. Без высоких результатов популярности не завоевать. Такие нюансы и пытаюсь объяснить молодежи.

OC: Почему мужская сборная Украины по спортивной гимнастике заметно сильнее женской?

ОВ: Сугубо мое мнение, что раньше в женской сборной тренеры были более опытными и сильными. В 2008-м выступили достойно, пусть и без наград, а дальше пошел спад. Когда слышу, что дети пошли не те в последние годы, в это как-то не верится. Надо искать таланты. Рад, что вернулся к работе опытный Олег Остапенко, сейчас в женской сборной уже видна рука опытного специалиста.

OC: Кто является вашим кумиром в гимнастике?

ОВ: Как говорится, стараемся не сотворить себе кумира. Но на самом деле много людей, на которых можно равняться. Если не уходить далеко в прошлое, это Игорь Коробчинский, Григорий Мисютин, Александр Береш. Также Алексей Немов – это невероятное имя в русскоязычной гимнастике. Кохеи Учимура – всегда интересно за ним смотреть. И, конечно же, все поражаются и удивляются Симоне Байлз. Сложно сказать, через сколько десятилетий появится такая же великолепная гимнастка.

OC: Симона Байлз работает над элементами, которые могут назвать в ее честь. Вы хотели бы продемонстрировать «элемент Верняева»?

ОВ: Такое впечатление, что у Байлз уже множество разных фирменных элементов. Что касается меня, чего-то легкое придумывать не хочется, а сложного – пока не получается.

Хочу доказать, что можно выигрывать и после травм

OC: Вспомните, как вообще попали в спортивную гимнастику?

ОВ: Мне было без месяца шесть лет, когда родители отвели в школу спортивной гимнастики. В детском саду у меня было слишком много энергии, поэтому воспитатели посоветовали родителям отдать в какой-нибудь спорт. Мама у меня дошла до первого разряда в спортивной гимнастике, так что выбрали именно этот вид. Родители уже много лет ездят со мной на крупные турниры, чемпионаты Европы и мира, поддерживают.

OC: Кто еще за вас болеет?

ОВ: Пожалуй, мой мопс Георгий или кратко Жора. Хотя я точно в этом не уверен. Мопсы нагловаты по жизни, предпочитают, чтобы не они болели, а за них. Но я их обожаю с детства.

Мой пес очень похож на говорящего мопса из «Людей в черном». Помню, когда был маленьким, во время занятий в Донецке увидел ярмарку мопсов. И влюбился в эту породу собак, уговорив затем родителей купить мне мопса. Хотя как мне? Он живет у родителей, а я раз в неделю его навещаю, играю.

OC: Если бы ваша собака занималась гимнастикой, на каком снаряде она добилась бы большего успеха?

ОВ: Мопсы активны несколько лет, затем довольно ленивы. Думаю, сейчас Жора предпочел бы побыть запасным.

OC: Чем планируете заняться после гимнастики? Видите ли себя в роли тренера?

ОВ: Нет. Я много анализировал, как ведет меня тренер, как масштабно продумывает все нагрузки. Так у меня просто не получится. Хотя с удовольствием передал бы свой опыт в гимнастике, помогал продвигать наш вид спорта. Посмотрим, что произойдет после Олимпийских игр в Токио. Главное, выиграть там медаль.

OC: Что вас до сих пор мотивирует?

ОВ: Лично мне гимнастика приносит бешеное удовольствие. Когда в нормальной форме и нахожусь три – четыре месяца без стартов, рвусь выступать, даже тренироваться нормально тяжело.

OC: Вам не кажется, что все же лучше реже принимать участие в соревнованиях?

ОВ: Много тренеров рассказывали, что я неправильно работаю, много выступаю, что-то не так делаю. Но, в итоге, я стал олимпийским чемпионом. Я выступаю столько, сколько мне надо. Оттачиваю свою программу в соревновательном режиме, так удобнее.

OC: Как бы хотели, чтобы вас запомнили в гимнастике?

ОВ: Многие люди боятся гимнастики из-за травм. Поэтому очень постараюсь выиграть еще раз Олимпийские игры и показать как хорошим людям, так и хейтерам, которые поставили крест на моей карьере, что после повреждений можно вернуться и стать еще сильнее. Если после четырех операций за два года я стану олимпийским чемпионом или чемпионом мира, это мотивирует других гимнастов не бояться, не ломаться психологически в случае травм.