Фигурное катание

Панин-Коломенкин – первый олимпийский чемпион России

8 января 149 лет назад родился человек, который дал развитие фигурному катанию целой страны

Автор: Ирена Закурдаева ·

Он стал свидетелем появления ИСУ и первого чемпионата мира по фигурному катанию, принял участие в первых для России Олимпийских играх и принес стране первое олимпийское золото, он дал уже стране-предшественнице тех, кто дал новые олимпийские медали и приносит их до сих пор.

Если бы Николай Панин жил в наше время, то, без сомнения, нашел бы для себя много интересных занятий. Он и в конце 19 века и в первой половине 20-го точно не скучал, а уж как бы развернулась его кипучая натура в наши дни. Он бы точно был экспертом-мечтой на ТВ, обстоятельным техническим специалистом или вырастил своих олимпийских чемпионов, а еще успевал бы проводить мастер-классы для тренеров и обязательно выпустил бы новую книгу о фигурном катании и создал свою академию.

Удивительно, но все это воплотили во второй половине века 20-го и в первые десятилетия 21-го его ученики и ученики его учеников. Большинство советских и российских олимпийских чемпионов по фигурному катанию – прямые спортивные наследники Панина, первого российского олимпийского чемпиона. Не верите? Обо всем по порядку.

Начало занятий фигурным катанием

Николай Коломенкин родился в 1872 году (по данным воронежских краеведов в 1874-м) в Воронежской области, но в возрасте 13 лет перебрался в Санкт-Петербург с матерью и сестрой. Юный Коля любил спорт всей душой: теннис, велосипед, фехтование – чем он только ни увлекался. И фигурным катанием. Все-таки именно столица Российской империи была родиной и местом развития прекрасного спорта в стране. Позднее, Панин свяжет понятия «фигурное катание», Петербург, «школа подготовки» воедино, начав отсчет чемпионских поколений. Но первые свои шаги на льду, как и в других видах спорта, гимназист Коломенкин сделал только под своим присмотром. Будучи в Петербурге, загляните в Некрасовский сад на Греческом проспекте недалеко от Московского вокзала и БКЗ «Октябрьский». Здесь, на катке «Прудки», учась в прогимназии (по-современному начальной школе), и постигал азы будущий олимпийский чемпион. 

В старших классах занятия стали уже более осмысленными.

«Зимой большой внутренний двор гимназии заливался под каток. В часы отдыха почти все пансионеры и некоторые из приходящих учеников катались на коньках, играли в «пятнашки» и в снежки. Но я не хотел кататься просто, как все, и решил заняться более сложным видом спорта на льду – фигурным катанием, – писал Панин в книге 1951 года «Страницы из прошлого».

Первой целью я поставил себе научиться скольжению на наружном ребре конька. Но наклоняться наружу набок было страшновато: падение казалось неизбежным. И вот я, привязав к бедрам мягкие свертки из сложенных в несколько раз полотенец, начал смело наклоняться после толчка на наружное ребро. Против ожидания, я ни разу не упал и в тот же день к концу катанья уверенно и с упоением выписывал по катку плавные полукруги.

Поливка льда в Юсуповом саду. Фото: книга Н.Панина "Фигурное катанье на коньках" 1910г.

На одном из лучших катков мира

В 1891-м, почти в 20 лет, Коломенкин стал кататься в Юсуповом саду, Мекке фигуристов. Тамошнее «Общество любителей бега на коньках», по сути, было тогдашним «Хрустальным», только элементы там отрабатывали не подростки, а достаточно взрослые дяди и тети из дворянства или интеллигенции. Почти идеальное качество льда и большое его количество, постоянный спарринг позволяли фигуристам в Петербурге развивать свое мастерство, ориентируясь на стандарты Вены и Гельсингфорса. Успехи представителей Юсупова сада на международных турнирах принесли Обществу славу, а вхождение в члены Международного союза конькобежцев ИСУ возможность проводить те самые международные турниры на своем льду.

В 1896-м, в год, когда в Петербурге на Садовой улице прошел первый официальный чемпионат мира, первый неофициальный чемпион мира, Алексей Лебедев, выигравший этот титул в 1890-м, начал тренировать. Обеспокоенные тем, что к домашнему первенству планеты «Общество любителей бега на коньках» не выставило ни одного своего ученика, энтузиасты фигурного катания поняли, что нужно выстраивать процесс обучения. Среди учеников Лебедева, с которыми «дедушка фигурного катания», как его называли, занимался на правом пруду Юсупова сада по вторникам и пятницам, с 8 до 10 вечера, был и Коломенкин. К рубежу веков он стал не только сам принимать участие в турнирах, но и тренировать.

Панин исполняет волчок. 1904 г. Фото: книга Н.Панина "Фигурное катанье на коньках" 1910г.

Панин – Сальхов

В 1901-м Панин (этот псевдоним Коломенкин взял, чтобы начальство из финансового ведомства о его спортивных подвигах не прознало, т.к. достигать успехов в спорте госслужащим не подобало) стал чемпионом России. В этом году свой первый из десяти чемпионатов мира выиграл швед Ульрих Сальхов. Очень скоро их соперничество приобрело масштаб дуэли ЯгудинПлющенко. Они встретились на первенстве планеты в Петербурге в 1903-м, к которому Панин готовился вместе с выписанным из Вены тренером – Виктором Зейбертом.

– В декабре 1902 года мы занимались школьной программой вообще и отдельными произвольными фигурами. Когда же в самом начале января 1903 года из Вены прибыл приглашенный Обществом тренер Зейберт, началась систематическая специальная тренировка участников международных соревнований, – вспоминал Панин в «Страницах прошлого». – Зейберт применял исключительно метод словесных объяснений, совершенно не прибегая к показу.

К 9 часам утра, когда лед еще дымился от мороза после поливки, мы были уже на площадке и проводили за школьным катаньем до четырех часов подряд, делая между упражнениями лишь короткие, минутные перерывы. Затем следовал часовой перерыв для завтрака и для отдыха лежа, после которого мы занимались произвольным катаньем, и к 4 часам шли домой. Вечером к 8 часам вновь все собирались, но уже для бесед, катанья в свое удовольствие или для самостоятельной тренировки в «академии», которая всегда была в исключительном пользовании фигуристов.

Если сравнивать программу современных турниров по фигурному катанию и тех, что проходили более 100 лет назад, то объединяет их произвольное катание – т.е. выполнение фигур в произвольном порядке. Только в отличие от короткой программы в начале века 20-го фигуристы соревновались в школьном катанье – выполнении фигур. «Школа», кстати, прожила долго, уйдя из турниров только в начале 1990-х под натиском ТВ-показов. Так что через черчение восьмерок, выполнение перед судьями крюков и выкрюков прошли и Панин в 1900-х, и Алексей Мишин в 1950-х, и Владимир Ковалев и Игорь Бобрин в 1970-х, и Александр Фадеев в 1980-х. К тому же тройки, скобки, крюки и выкрюки составляют основу катания и сейчас: без них немыслимы прыжки, дорожки шагов, связующие движения. В произвольном же в 1900-х никто не думал о прыжках в современном понимании этого слова, тогда только появлялись лутц и сальхов, а аксель, изобретенный Акселем Паульсеном в 1880-х с поворотом на 540 градусов был далек от того, что сейчас мы понимаем под акселем. Пируэты, т.е.вращения, кораблики, комбинации дуг и всевозможных переходов под музыку – вот что такое «произволка» 1900-х.

Как Ульрих Сальхов изменил фигурное катание

История шведского спортсмена, который навсегда вошел в историю фигурного ка...

На том чемпионате мира в 1903-м швед Ульрих Сальхов продолжил свою серию побед, Панин стал вторым. На чемпионате Европы-1904 снова выше был тот, чьим именем через несколько лет назовут прыжок.

В 1908-м оба выступили на Олимпийских играх. В программу летней Олимпиады (зимних еще не было) в Лондоне, шедшей полгода, было включено фигурное катание. Но до Игр – в феврале 1908 года – Сальхов и Панин встретились в Петербурге на Кубке в память Паншина (известного российского конькобежца). Победа на этот раз была за Паниным.

Журнал «Спорт» написал такой отчет о турнире: «Состязание собрало шесть конкурентов и ознаменовалось поражением Салькова, только что в седьмой раз взявшего первенство мира: у всех пяти судей первым оказался Н.Панин. Если и была некоторая уверенность в том, что в специальных фигурах русские одержат вверх, то уж никто не ожидал, чтобы один из них оказался победителем и в совокупности школьного и произвольного катания. На деле же вышло, что Сальков сдал в том самом, что до сих пор составляло его главную силу, именно в школе, и сдал так основательно, что потерянного уже не мог наверстать произвольным катаньем, в котором хотя и был выше соперника, но не настолько, чтобы покрыть оказавшуюся в школе разницу.

В окончательном результате порядок конкурентов определился такой: I. Панин (344,4 балла и сумма места 5); II. Сальков (328,2 балла и сумма мест 12)».

Олимпийские игры-1908

Как раз, когда проходил турнир на Кубок Паншина, в начале 1908 года «Обществу любителей бега на коньках» в Санкт-Петербурге стало известно, что соревнования IV Мировой Олимпиады, как говорил Панин, по фигурному катанию назначены на 29 октября в Лондоне. Собрание клуба постановило отправить на Игры Панина и в качестве представителя клуба Георга Сандерса. Так как искусственный каток в Лондоне, где должны были пройти соревнования, открывался только 14 октября, клуб решил отправить Панина готовиться к Играм в Берлин, где лед был с 1 сентября.

Николай Панин: «Программа соревнования на Олимпийских играх существенно отличалась от обычных программ международных соревнований и приближалась к программе розыгрыша кубка в память Паншина: успехи русских конькобежцев в специально-фигурном катание разбили лед равнодушия заграничных организаторов к этому разделу, и в программу IV Олимпиады было включено соревнование по специальным фигурам, но как отдельный вид, а не как раздел общего соревнования. 

Я решил записаться на оба соревнования, но готовился, главным образом, к выступлению по специальным фигурам. Их требовалось предоставить и исполнить четыре. Две из них я успел скомпоновать еще в конце зимнего сезона, другие две придуманы были летом.

Панин на соревнованиях в Юсуповом саду. Фото: книга Н.Панина "Фигурное катанье на коньках" 1910г.

В общем турнире (школьные фигуры и произвольное катание) Панин сошелся с Сальховым. Честолюбивый швед, конечно, настроен был быть только первым. По воспоминаниям Панина во время его выступления конкурент прибег к психологическому давлению, громко давая негативные комментарии по поводу его исполнения: «Разве же это восьмерка? Она совсем кривая!» Распределение мест тогда определялось суммой мест, данных участнику судьями – чем меньше сумма, тем выше место. В турнире по «школе» Сальхов получил сумму мест 7, Панин – 12 (2 первых места, 1 второе и 2 четвертых от соотечественников Сальхова). В знак несогласия и неприятия результатов Панин, считавший, что 4-го места он уж точно не заслуживает, снялся с произвольного катания.

Конечно, при таких раскладах многократному чемпиону России хотелось взять реванш в специальных фигурах. Сальхов, говорят, увидев на бумаге фигуры Панина, от борьбы отказался. Интересно, смогут ли нынешние фигуристы, их повторить? Скорее всего, нет, т.к. уже 30 лет вычерчиванию фигур не уделяют особого внимания, после того, как этот вид пропал из соревновательной программы. Панин выполнил свои фигуры и стал безусловным победителем, всего в турнире приняло участие 3 человека, остальные побоялись составить конкуренцию русскому с его слишком сложными фигурами. Но соревнования тогда вообще собирали менее 10 человек.

Так Николай Александрович Панин-Коломенкин принес России первую золотую олимпийскую медаль. Удивительно, но следующим российским олимпийским чемпионом-одиночником стал спустя 86 лет, в 1994-м Алексей Урманов из Петербурга – ученик ученика ученицы Панина-Коломенкина. Так история Панина продолжилась.

Николай Панин в 1905 году. Фото: книга Н.Панина "Фигурное катанье на коньках" 1910г.

Сотникова и Плющенко – прямые спортивные потомки Панина

Еще готовясь к чемпионату мира-1903, Панин постоянно задумывался о системе подготовки фигуристов:

Я хотел во что бы то ни стало понять всю механику правильных движений, их закономерности, их основу. Был только один выход: фиксировать все практические приемы, дающие хороший результат, до самых мелких, а потом попытаться самому найти их внутреннюю взаимосвязь и ответы на волнующие вопросы.

Цель была поставлена, и отступать от нее я не собирался. Я купил толстую записную книжку, наклеил в ней рисунки всех школьных фигур международной программы, отведя для каждой по несколько страниц, и стал аккуратно заносить на них все, что замечал во время работы на льду. Этот путь оказался правильным.

Записная книжка привела в 1910 году к книге «Фигурное катанье на коньках», в которой Панин на 336 страницах подробно описывал произвольную программу, обязательные и специальные фигуры, линии движения, одежду и обувь фигуриста. Кстати, когда книга вышла, конкурент Сальхов выступил инициатором того, чтобы Международный союз конькобежцев наградил автора специальной золотой медалью ИСУ.

Говорят, Сальхов же предлагал Панину перебраться в Швецию после революции, но тот предпочел остаться в Петербурге-Петрограде-Ленинграде. Советская власть объявила фигурное катание буржуазным видом спорта. Но благодаря усилиям Панина в Ленинграде появилась школа фигурного катания, которую теперь знает весь мир. Под руководством Панина в 1934 году началась подготовка специалистов по фигурному катанию на коньках в высшей школе тренеров.

В школе тренеров учился Игорь Москвин, учениками Панина были Петр Орлов, Нина Леплинская.

Нина Васильевна Леплинская через несколько лет стала заниматься с мальчиком, который, перейдя из одиночного в парное, выиграл серебро чемпионата мира и стал 5-м на Олимпийских играх. А затем воспитал 3 олимпийских чемпионов – уже упоминавшихся Урманова, Алексея Ягудина и Евгения Плющенко, а также чемпионку мира Елизавету Туктамышеву. Как зовут ученика Нины Леплинской, вы наверно уже догадались – Алексей Мишин.

Давид Авдыш, Евгений Плющенко и Алексей Мишин на Олимпийских играх-2010. Воспитанник Мишина завоевал за карьеру два золота и два серебра Игр.

В паре Мишин под руководством Игоря Борисовича Москвина добился успехов с Тамарой Москвиной, которая затем подарила миру целую плеяду олимпийских чемпионов: Елену ВаловуОлега Васильева, Наталью МишкутенокАртура Дмитриева, Оксану Казакову – Артура Дмитриева, Елену БережнуюАнтона Сихарулидзе и чемпионов Европы-2020 Александру Бойкову Дмитрия Козловского. Ученик Тамары Николаевны Москвиной Олег Кимович Васильев привел к золоту Игр Татьяну ТотьмянинуМаксима Маринина.

Тамара Москвина, Оксана Казакова и Артур Дмитриев на Играх-1998.

Игорь Москвин, постигавший азы тренерской науки у Панина, тренировался сам у его ученика – Петра Орлова. Петр Петрович работал с Людмилой БелоусовойОлегом Протоповым и Ниной БакушевойСтаниславом Жуком. Белоусова – Протопопов перешли к Москвину, выиграли два золота Игр и стали символом настоящего парного катания. А Жук, переехав в Москву, воспитал их конкурентов, сместивших королей с трона – Ирину Роднину и Алексея Уланова, ставших олимпийскими чемпионами в 1972-м. 

Ученица Станислава Алексеевича Жука Елена Водорезова на Играх-1976 поразила тремя тройными прыжками и стала призером чемпионата Европы-1978 – впервые в истории советского женского одиночного катания. Через 36 лет, впервые в истории советского и российского женского одиночного катания, ученица Елены Германовны Аделина Сотникова поднялась на высшую ступень пьедестала.

Ученица Елены Буяновой (Водорезовой) (справа) Аделина Сотникова выиграла золото Игр-2014.

Вдумайтесь, из 28 олимпийских побед СССР и России в фигурном катании после Панина 13 приходятся на долю тех, кто тренировался у учеников Панина или учеников его учеников. И это только, можно сказать, его прямые спортивные потомки.

Недаром Алексей Николаевич Мишин как раз больше ценит вклад Панина в фигурное катание как ученого (из книги «Алексей Мишин 6.0»): «Николай Александрович Панин навсегда вошел в историю фигурного катания как спортсмен, принесший нашей стране первую олимпийскую медаль.

Для меня же Панин стократ более важен его трудами. Когда читаю его книги, я понимаю, насколько глубоко он видел. Он ведь и предполагать не мог, какие в будущем будут делать прыжки – в два с половиной, три, четыре оборота. Но он предвидел очень много интересных вещей. Он открыл причину поворота, положение плеч относительно таза. Простые вещи, но когда открывается гениальное, оно тоже оказывается очень простым. Как ученый Панин, на мой взгляд, был гением. Многие вещи меня до сих пор поражают.